Жизнь и перспективы работы у иммигрантов в Канаду

Жизнь в Канаде – мечта многих. Люди стремятся уйти от окружающей их нищеты, от грубости и произвола. Почему бы и не в Канаду? Ведь говорят, туда может попасть каждый. Говорят, там соблюдают законы, и полицейские защищают граждан, и граждане доверяют офицерам полиции, не боятся их. Говорят, на одну зарплату там человек может жить беззаботно. Говорят, там никто не ругается на улицах, а все только улыбаются, шутят и смеются.

И в этот рай на земле стремятся изо всех сил трудолюбивые, оптимистичные, уверенные в своем успехе люди. Почему же тысячи наших соотечественников садятся на велфер? Почему вчерашние иммигранты оптимисты теряют веру в себя и разочаровываются в Канаде?

Пока человек работает, у него сохраняется позитивный настрой. Если он по каким-то причинам потерял работу, или не успел еще ее найти, потому что недавно приехал в Канаду, то он продолжает верить и надеяться. Его мысли примерно таковы: «В Канаде нет безработицы, я обязательно найду свое место. В крайнем случае, временно устроюсь официантом или грузчиком. И буду продолжать поиски».

Проходят месяцы. Человек начинает понимать, что желающих получить хорошую работу много, и работодатели не хватаются за первого попавшегося иммигранта, они щепетильно выбирают лучших из лучших. Человек оставляет свои намерения работать по призванию, его требования к работе сводятся к минимуму – приличной зарплате, и стучится он во все двери подряд. Только никто не слышит его стука. Оптимистический запас, как и денежный, иссяк, человек согласен убирать улицы, но и на такие вакансии стоят очереди.

И вот тут что-то внутри гаснет. Взгляд начинает меняться. Человек больше не грезит о мире дорогих машин и сияющих офисов, ему снится только фастфудовский интерьер и мир цехов. Начинается период неуверенности, неопределенности, затяжного глубокого стресса. Вопросы «что делать?» и «где взять деньги?» давят на человека непосильным грузом, каждую минуту нагибая его к земле.

Пока суд да дело, екс-оптимист садится на велфер. И вдруг (о счастье!) появляется работа на стройке, или заводе. Появляются деньги, не большие, но на жизнь хватает. После работы ни на что не остается сил, даже, чтоб приготовить себе нормальную еду, привести себя в порядок. Стройка – койка – стройка. Разве к такой жизни стремился иммигрант? Уходит все, что составляло его основу, рушится система ценностей, снижается самооценка, вера в себя умирает. Нет желания и сил к чему-то стремиться, что-то искать, на что-то надеяться. Человек понимает, что это тупик, но как выбраться из замкнутого круга?

Проходят недели, месяцы, человек начинает понимать, что такая работа немногим лучше велфера, и то лишь в материальном плане. Он понимает, что это не жизнь, это существование. И тогда он возвращается на велфер, и сидит на нем с надеждой дождаться хорошего места.

Со временем и эта надежда умирает. Вместо жизнерадостного человека, готового горы своротить, остается лишь тень.

Иммигранты быстро начинают понимать, что и у сильных людей есть предел прочности и выносливости. Все происходит оттого, что их усилия приложены в неправильном направлении. Проблема не в том, что они не хотят изменить свою ситуацию в лучшую сторону, проблема в том, что они не знают, где и когда находится эта лучшая сторона.

Дезориентация, стресс, отчужденность, депрессия. Добро пожаловать в Канаду.
 

Наши партнеры: